+7 (86169) 3-11-23
Муниципальное бюджетное учреждение для нуждающихся в психолого-
медико-социальном помощи, центр психолого-медико-социального
сопровождения г. Лабинска Лабинского района
 В поведении и развитии детей младшего школьного возраста часто встречаются нарушения поведения (агрессивность, вспыльчивость, пассивность, гиперактивность), отставание в развитии и различные формы детской нервности (невропатия, неврозы, страхи).
Осложнения психического и личностного развития ребенка обусловлены, как правило, двумя факторами:
1) ошибками воспитания 
или 
2) определенной незрелостью, минимальными поражениями нервной системы. 
 Зачастую оба эти фактора действуют одновременно, поскольку взрослые нередко недооценивают или игнорируют (а иногда и вовсе не зна¬ют) те особенности нервной системы ребенка, которые лежат в основе трудностей поведения, и пытаются «исправить» ребенка различными неадекватными воспитательными воздействиями. Очень важно поэтому уметь выявить истинные причины поведения ребенка, тревожащего родителей и воспитателей, и наметить соответствующие пути коррекционной работы с ним. Для этого необходимо ясно представлять себе симптоматику указанных выше нарушений психического развития детей, знание которой позволит педагогу со¬вместно с психологом не только правильно построить работу с ребенком, но и определить, не переходят ли те или иные осложнения в болезненные формы, требующие квалифицированной медицинской помощи.
Коррекционная работа с ребенком должна быть начата как можно раньше. Своевременность психологической по¬мощи – главное условие ее успешности и эффективности.

Агрессивность

 Многим детям свойственна агрессивность. Переживания и разочарования, которые взрослым кажут¬ся мелкими и незначительными, для ребенка оказывают¬ся весьма острыми и труднопереносимыми именно в силу незрелости его нервной системы. Поэтому наиболее удов¬летворительным для ребенка решением может оказаться и физическая реакция, особенно если у него ограничена способность к самовыражению.
 Выделяются две наиболее частые причины агрессии у детей. Во-первых, боязнь быть травмированным, обижен¬ным, подвергнуться нападению, получить повреждения. Чем сильнее агрессия, тем сильнее стоящий за ней страх. Во-вторых, пережитая обида, или душевная травма, или само нападение. Очень часто страх порождается нарушен¬ными социальными отношениями ребенка и окружающих его взрослых.
 Физическая агрессия может выражаться как в драках, так и в форме разрушительного отношения к вещам. Дети рвут книги, разбрасывают и крушат игрушки, ломают нужные вещи, поджигают. Иногда агрессивность и разрушительность совпадают, и тогда ребенок швыряет игрушки в других детей или взрослых. Такое поведение в любом случае мотивировано потребностью во внимании, какими-то драматическими событиями.
 Агрессивность не обязательно проявляется в физических действиях. Некоторые дети склонны к так называемой вербальной агрессии (оскорбляют, дразнят, ругаются), за которой часто стоит неудовлетворенная потребность почувствовать себя сильным или отыграться за собствен¬ные обиды. Иногда дети ругаются совершенно невинно, не понимая значения слов. В других случаях ребенок, не понимая смысла бранного слова, использует его, желая огорчить взрослых или досадить кому-либо. Бывает и так, что брань является средством выражения эмоций в нео¬жиданных неприятных ситуациях: ребенок упал, расшибся, его поддразнили или задели. В этом случае ребенку полезно дать альтернативу брани – слова, которые мож¬но с чувством произнести в качестве разрядки («елки-пал¬ки», «пропади пропадом»).
 Как работать с детьми, проявляющими описанные выше формы агрессивности? Если психолог приходит к выводу, что агрессия ребенка не носит болезненного характера и не наводит на мысль о более тяжелом психическом отклонении, то общая тактика работы состоит в том, чтобы постепенно научить ребенка выражать свое неудовольствие в социально приемлемых формах. Основные пути работы по преодолению детской агрессивности подробно рассматриваются Д. Лешли (1991). Это не конкретная программа, а та тактика поведения взрослых, которая в конечном итоге способна привести к устранению нежелательных форм поведения ребенка. Важны по¬стоянство и последовательность в реализации выбран¬ного взрослыми типа поведения по отношению к ребенку.
 Первым шагом на этом пути является попытка сдерживать агрессивные порывы ребенка непосредственно перед их проявлением. В отношении физической агрес¬сии это сделать легче, чем в отношении вербальной. Можно остановить ребенка окриком, отвлечь его игруш¬кой или каким-то занятием, создать физическое препятствие агрессивному акту (отвести руку, удержать за пле¬чи). Если акт агрессии предотвратить не удалось, надо обязательно показать ребенку, что такое поведение аб¬солютно неприемлемо. Проявивший агрессивную выходку ребенок подвергается суровому осуждению, в то вре¬мя как его «жертва» окружается повышенным вниманием и заботой взрослого. Такое положение может ясно по¬казать ребенку, что сам он только проигрывает от таких поступков.
 В случае разрушительной агрессии взрослый обязательно должен кратко, но однозначно выразить свое недоволь¬ство подобным поведением. Очень полезно каждый раз предлагать ребенку устранить учиненный им разгром. Чаще всего ребенок отвечает отказом, но рано или по¬здно он может откликнуться на слова: «Ты уже достаточно большой и сильный, чтобы все порушить, поэтому я уверена, что ты поможешь мне убрать». Уборка как наказание за содеянное неэффективна; лейтмотивом доводов взрослого должна быть уверенность в том, что «большой» мальчик должен нести ответственность за свои дела. Если ребенок все же поможет убраться, он обязательно должен услышать искреннее «спасибо».
 Вербальную агрессию предотвратить трудно, поэтому почти всегда приходится действовать после того, как акт агрессии уже свершился. Если обидные слова ребенка ад-ресуются взрослому, то целесообразно вообще проигнорировать их, но при этом попытаться понять, какие чувства и переживания ребенка стоят за ними. Может быть, он хо¬чет испытать приятное чувство превосходства над взрос¬лым, а может быть в гневе не знает более мягкого способа выражения своих чувств. Иногда взрослые могут превра¬тить оскорбления ребенка в комическую перепалку, что позволит снять напряжение и сделать саму ситуацию ссоры смешной. Если же ребенок оскорбляет других детей, то взрослые должны посоветовать им, как ответить.
 Работая с агрессивными детьми, всегда нужно иметь в виду, что любые проявления страха у окружающих перед агрессивным выпадом ребенка могут только стимулировать его. Конечная цель преодоления агрессивности ребенка состоит в том, чтобы дать ему понять: есть иные способы проявления силы и привлечения внимания, гораздо более приятные с точки зрения ответной реакции окружающих. Таким детям очень важно пережить удо¬вольствие от демонстрации нового навыка поведения пе¬ред благожелательной аудиторией.
Для преодоления и предупреждения агрессивного по¬ведения маленьких детей можно использовать коллектив¬ные игры, способствующие выработке у них терпимости и взаимовыручки.

Вспыльчивость

 Ребенка считают вспыльчивым, если он склонен по любому, даже самому незначительному с точки зрения взрослых поводу устроить истерику, расплакаться, разозлиться, но агрессии при этом не проявляет. Вспыльчивость – это скорее выражение отчаяния и беспомощности, чем проявление характера. Тем не менее она причиняет и взрослым, и самому ребенку массу неудобств, и поэто¬му требует преодоления.
 Как и в случае с агрессивной вспышкой, приступ вспыль¬чивости необходимо попытаться предупредить. В одних случаях удается отвлечь ребенка, в других целесообразнее покинуть его, оставив без аудитории. Детей постарше мож¬но побуждать выражать свои чувства словами.
 Если же ребенок уже вспылил, то урезонить его не удастся. Успокаивающие слова не будут действовать. Здесь важен спокойный эмоциональный тон. Когда приступ пройдет, понадобится утешение, особенно если ребенок сам напуган силой своих эмоций. На этой стадии старший дошкольник уже может выразить свои чувства словами или выслушать объяснения взрослого. Взрослый не должен уступать ребенку только ради того, чтобы не вызвать припадка, однако важно оценить, действительно ли запрет взрослого имеет принципиальное значение, не борется ли он с пустяком и не является ли это лишь ложной принципиальностью и самоутверждением.
Пассивность

 Нередко взрослые не видят никакой проблемы в пас¬сивном поведении ребенка, считают, что он просто «ти¬хоня», отличается хорошим поведением. Тем не менее это далеко не всегда так.
 Тихие дети испытывают разнообразные и далеко не самые приятные эмоции. Ребенок может быть несчастным, подавленным или застенчивым. Подход к таким детям должен быть постепенным, ибо может пройти немало вре¬мени, прежде чем появится ответная реакция.
 Нередко тихое поведение ребенка – реакция на невни¬мание или неурядицы дома. Таким поведением он изоли¬руется в собственном мире. Проявлениями этого являют¬ся посасывание пальца, царапанье кожи, выдергивание у себя волос или ресниц, раскачивание и пр.
 Простое приказание прекратить это занятие вряд ли сработает, так как оно не помогает ребенку справиться с душевным состоянием. Более эффективным будет все то, что поможет ему выразить эмоции. Необходимо выяснить, какие события или обстоятельства вызвали у ребенка та¬кое состояние – осведомленность поможет найти пути ус¬тановления контакта с ним. Если позволяет возраст (старше 4 лет), можно простимулировать ребенка выразить свои чувства в игре или доверительной беседе. Основные направления работы с таким ребенком – помочь ему выразить свои переживания в иной, более приемлемой фор¬ме, добиться его доверия и расположения, разрешить в непосредственном контакте с родителями ту ситуацию, ко¬торая вызывает у ребенка столь тяжелые переживания.
 Другой причиной тихого, пассивного поведения ребен¬ка может быть страх перед незнакомыми новыми взрос¬лыми, малый опыт общения с ними, неумение обратиться ко взрослому. Такой ребенок может или не нуждаться в физической ласке, или вообще не переносить физических контактов.
 Всегда есть риск, что ребенок слишком сильно привя¬жется ко взрослому, вытащившему его из «скорлупы». Не¬обходимо помочь ребенку приобрести уверенность в себе, только тогда он сможет выйти из-под опеки того взрос¬лого, которому он доверяет, и научится сам сходиться с новыми людьми – сверстниками и взрослыми.

Гиперактивность

 Если описанные выше виды нарушений поведения яв¬ляются в большей степени результатом погрешностей в воспитании и в меньшей – следствием общей возрастной незрелости центральной нервной системы, то в основе гипердинамического синдрома могут лежать микроорганические поражения головного мозга, возникшие в резуль¬тате осложнений беременности и родов, истощающие со¬матические заболевания раннего возраста (тяжелый диатез, диспепсия), физические и психические травмы. Никакая другая детская трудность не вызывает так много нареканий и жалоб родителей и воспитателей детских садов как эта, весьма распространенная в дошкольном воз¬расте (В.И. Гарбузов, 1990).
Основные признаки гипердинамического синдрома  – отвлекаемость внимания и двигательная расторможенность. Гипердинамичный ребенок импульсивен и никто не рискнет предсказать, что он сделает в следующий миг. Не знает этого и он сам. Действует он, не задумываясь о последствиях, хотя плохого не замышляет и сам искренне огорчается из-за происшествия, виновником которого становится. Он легко переносит наказания, не помнит обиды, не держит зла, поминутно ссорится со сверстни¬ками и тут же мирится. Это самый шумный ребенок в дет¬ском коллективе.
 Самая большая проблема гипердинамичного ребенка – его отвлекаемость. Заинтересовавшись чем-то, он забы¬вает о предыдущем, и ни одно дело не доводит до конца. Он любопытен, но не любознателен, ибо любознательность предполагает некоторое постоянство интереса.
Пик проявлений гипердинамического синдрома – 6-7 лет. В благоприятных случаях к 14-15 годам его острота сглаживается, а первые его проявления можно заметить уже в младенчестве.
 Отвлекаемость внимания и двигательную расторможенность ребенка необходимо настойчиво и последовательно преодолевать с самых первых лет его жизни. Необходимо четко разграничивать целенаправленную активность и бесцельную подвижность. Нельзя сдерживать физическую подвижность такого ребенка, это противопоказано состо¬янию его нервной системы. Но его двигательную активность надо направлять и организовывать: если он бежит куда-то, то пусть это будет выполнением какого-то поручения. Хорошую помощь могут оказать подвижные игры с правилами, спортивные занятия. Самое главное – подчинить его действия цели и приучить достигать ее.
 В старшем дошкольном возрасте гипердинамичного ребенка начинают приучать к усидчивости. Когда он набегается и устанет, ему можно предложить заняться леп¬кой, рисованием, конструированием, причем нужно обязательно постараться сделать так, чтобы интерес к такому занятию побуждал ребенка довести начатое дело до конца. На первых порах требуется настойчивость взрослых, которые порой буквально физически удерживают ребенка за столом, помогая ему закончить постройку или рисунок. Постепенно усидчивость станет для него привычной и, поступив в школу, он сможет просидеть за партой весь урок.
 Если коррекционная работа с гиперактивным ребен¬ком проводится настойчиво и последовательно с первых лет его жизни, то можно ожидать, что к 6-7 годам прояв¬ления синдрома будут преодолены. В противном случае, поступив в школу, гиперактивный ребенок столкнется с еще более серьезными трудностями. О том, как работать с гиперактивными младшими школьниками, будет расска¬зано в дальнейшем. К сожалению, такого ребенка зачастую считают просто непослушным и невоспитанным и пытаются воздействовать на него строгими наказаниями в виде бесконечных запретов и ограничений. В результа¬те ситуация только усугубляется, так как нервная система гипердинамичного ребенка просто не справляется с подобной нагрузкой, и срыв следует за срывом. Особенно сокрушительно проявления синдрома начинают сказываться приблизительно с 13 лет и старше, определяя судьбу уже взрослого человека.

Отставание в психическом развитии

 Замедление темпа психического развития ребенка мо¬жет быть вызвано педагогической запущенностью, задер¬жкой психического развития, обусловленной определенной органической недостаточностью центральной не¬рвной системы, а также общим недоразвитием мозговых структур, ведущим к различным формам умственной от-сталости.
 Педагогическая запущенность – это такое отставание в развитии ребенка, которое обусловлено условиями его жизни и воспитания. Длительный дефицит информации, отсутствие психической стимуляции в сензитивные пери¬оды может привести к резкому снижению потенциальных возможностей психического развития ребенка. Тем не менее при правильном и своевременном индивидуальном подходе к такому ребенку, достаточной интенсификации развивающих занятий эти дети легко могут догнать своих сверстников.
 Задержка психического развития (ЗПР), несмотря на многообразие ее проявлений, характеризуется рядом при¬знаков, позволяющих отграничить ее как от педаго¬гической запущенности, так и от умственной отсталости. Дети с задержкой психического развития не имеют нару¬шений отдельных анализаторов и крупных поражений мозговых структур, но отличаются незрелостью сложных форм поведения, целенаправленной деятельности на фоне быстрой истощаемости, утомляемости, нарушенной работоспособности. В основе этих симптомов лежит орга¬ническое заболевание центральной нервной системы, вызванное патологией беременности и родов, врожденными болезнями плода, перенесенными в раннем возрасте истощающими инфекционными заболеваниями (Т.А. Вла¬сова, 1971; М.С. Певзнер, 1971; У.В. Ульенкова, 1990).
 В целом при своевременной и адекватной коррекционной работе задержки психического развития обрати¬мы. Их стойкость различна и зависит от того, лежат ли в их основе эмоциональная незрелость (психический инфантилизм), низкий психический тонус (длительная астения), нарушения познавательной деятельности, связанные со слабостью памяти, внимания, подвижности психических процессов, дефицитностью отдельных корковых функций. Первые две формы задержки психического развития являются наиболее легкими и преодолимыми, в то время как нарушения познавательной деятельности ведут к задерж¬ке психического развития, граничащей с дебильностью; обучаемость этих детей значительно снижена.
 Наилучшие результаты в плане коррекции задержки психического развития достигаются в том случае, если работа с ребенком начата в максимально ранние сроки. К сожалению, в период дошкольного детства окружаю¬щие ребенка взрослые зачастую не придают значения тем или иным особенностям его развития, считая их индиви¬дуальными вариантами нормы и полагая, что ребенок все свои трудности просто перерастет. Тревогу начинают бить лишь тогда, когда поступивший в 1 класс массовой шко¬лы ребенок оказывается не в состоянии освоить школьную программу, овладеть необходимьми поведенчески¬ми навыками. У.В. Ульенкова (1990) справедливо отмечает, что если помощь, оказываемая детям с задержкой психического развития в классах выравнивания, дает хорошие плоды, то нетрудно предположить, насколько результативнее могла бы быть квалифицированная помощь, полученная детьми в дошкольном возрасте.
 Умственная отсталость, в отличие от задержки психического развития, носит необратимый характер, так как в этом случае стойкое нарушение познавательной деятельности обусловлено органическим поражением или недо¬развитием коры головного мозга. У детей-олигофренов нарушения сложных психических функций обнаружива¬ются на протяжении всего их развития, причем на каж¬дом возрастном этапе они принимают разные формы. У детей же с нарушением темпа развития задержки психи¬ческого развития в дальнейшем преодолеваются (С.Я. Рубинштейн, 1990; В.В. Лебединский, 1985).
 Таким образом, очевидно, что своевременно начатая коррекционная и развивающая работа с детьми, имеющими нарушения темпа психического развития, оказывает¬ся весьма плодотворной, причем, чем раньше она начата, тем лучшим оказывается результат.


Социальный педагог ЦПМС сопровождения
Канифатова Татьяна Николаевна

Дата: 14.12.2011 / Категория: / Комментарии: 0
Комментарии

Оставить комментарий



Я не робот